Тонкой душе тягостно сознавать, что кто-нибудь обязан ей благодарностью; грубой душе — сознавать себя обязанной кому-либо. Фридрих Ницше

Вот недавно у меня была операция. Я и не могла подумать, что после нее мое представление о благодарности так поменяется. Я всегда была противоречивым человеком, зависящим от мнения общества. Кто-то убеждал меня в том, что я не индивидуальна, кто-то, наоборот, говорил, что я не такая как все.
Перед операцией я была настолько бесчувственна, что мне было все равно, переживу я наркоз или нет. Я потеряла всякую надежду и была полностью убеждена, что я самый обыкновенный человек и что во мне нет никакой уникальности. Когда я проснулась после наркоза, я не могла дышать. Рядом было куча медсестер, все пытались что-то сделать и у меня уже начало темнеть в глазах.… Это было действительно страшно.

Сквозь это мрачное состояние я услышала слабый голос откуда-то слева. «Ну ка, просыпайся! Ты же пятый элемент! Без тебя мир погибнет!» — говорил мне этот голос (кто смотрел «Пятый элемент» Люка Бессона, тот поймет, дело в том что у меня ядерно-красные волосы). Такие смешные слова, несерьезные, можно сказать даже насмешливы… Но эти слова подарили мне жизнь. Я сделала первый глоток воздуха. Перед глазами все плыло. Я смотрела влево и старалась хоть что-то увидеть. Я видела лишь очертания человека на кушетке, который тоже, по ходу, был после операции. Он много говорил со мной, но я мало что запомнила, только имя – В и то, что он лежит в отделении этажом выше. Его увезли так неожиданно… Затем увезли меня.

Через два дня я могла уже ходить. Но все эти два дня сердце стучало как у кролика, а когда встала первый раз с кровати, у меня случился приступ. Вечером врач сказал мне, что у меня не может быть проблем сердцем, что это я по кому-то скучаю или что-то хочу сделать (довольно нехарактерное для врача замечание). И я решила сделать то, что всегда боялась сделать. А боялась я всегда зайти в какое-нибудь незнакомое помещение, где много людей, и уж, тем более, заговорить с незнакомым человеком. Я пошла на верхний этаж и стала заходить в каждую палату с одним и тем же вопросом. Я спрашивала, не знает ли кто-нибудь В. В реанимации я так и не смогла разглядеть его лица, и пришлось спрашивать всех наобум.

Тут я зашла в палату с тем же номером, что и моя – 5. Я не успела ничего сказать и из угла отозвался знакомый голос. «О, вот и пятый элемент!» — сказал В. Я была так счастлива, сказала: «Спасибо, Вы спасли мне жизнь», он смутился, пожала руку и ушла. Я стала другим человеком. Я больше ни о чем не жалею. Я не жалею, что пробыла так мало времени в его палате, не жалею, что не обменялась никакими координатами с ним, я может только совсем чуть-чуть жалею, что больше никогда не увижу В. Но я запомню навсегда эти большие голубые глаза и такое красивое имя – Владимир.
  • 0
  • 2 декабря 2011, 17:18
  • Kimiko

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.